Адрес: 211631, г.Верхнедвинск,
ул.Кооперативная, д.1
Телефон приемной:
8 (02151) 6-33-47 c 8.00 до 21.00
Телефон «горячей линии»:
8 (02151) 6-33-47 c 8.00 до 21.00
Электронная почта райисполкома:
vdv-rik@vitebsk.by

Игровой комплекс «Каравелла» Верхнедвинская гимназия Pека Западная Двина Мини-зоопарк «Лесная сказка» Верхнедвинский районный исполнительный комитет
Игровой комплекс «Каравелла»
Игровой комплекс «Каравелла»
Верхнедвинская гимназия
Pека Западная Двина
Мини-зоопарк «Лесная сказка»
Верхнедвинский районный исполнительный комитет
Главная / 75 лет Победы

75 лет Победы

Крокі вызвалення

Указ Президента Республики Беларусь от 16 октября 2018 г. № 408 «О Республиканском организационном комитете» / ПЛАН подготовки и проведения мероприятий по празднованию 75-й годовщины освобождения Республики Беларусь от немецко-фашистских захватчиков и Победы советского народа в Великой Отечественной войне

Решение Витебского облисполкома от 6 декабря 2018 г. №699 "О подготовке и проведении празднования 75-й годовщины освобождения Республики Беларусь от немецко-фашистских захватчиков и Победы советского народа в Великой Отечественной войне"

Проект "Память поколений - дети войны"

К 75-летию освобождения Республики Беларусь от немецко-фашистских захватчиков и Победы советсткого народа в Великой Отечественной войне

Установлена юбилейная медаль к 75-летию Победы в Великой Отечественной войне

13 февраля установлена юбилейная медаль «75 лет Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов». Соответствующий указ №51 Президент Беларуси Александр Лукашенко подписал 13 февраля, сообщили БЕЛТА в пресс-службе белорусского лидера.

На лицевой стороне медали будет размещена композиция с изображением воина-победителя с развевающимся флагом, партизана с автоматом в поднятой руке и женщины с букетом цветов. На оборотной стороне — надпись с названием медали и венок из листьев лавра и дуба, обвитый лентой. Изготовлена награда будет из латуни.

Юбилейная медаль будет присуждаться ветеранам Великой Отечественной войны, бывшим узникам фашистских лагерей, тюрем, гетто и иных мест принудительного содержания, созданных фашистами и их союзниками в годы Второй мировой войны, а также военнослужащим Вооруженных Сил, других войск и воинских формирований Беларуси, работникам государственных органов и иным лицам, внесшим значительный вклад в героико-патриотическое воспитание граждан, увековечение памяти павших, организацию мероприятий, посвященных 75-летию Победы в Великой Отечественной войне.














Память поколений: дети войны

Вспоминает Таиса Ивановна Жинь (Адамовская)

Наша семья жила в Освее. К 1942 году, когда мне было 15 лет, там базировались несколько партизанских отрядов. Когда началось наступление Советской Армии в 1943 году, немцы бросили против партизан регулярные войска в помощь немецким гарнизонам и полиции. Началась карательная экспедиция.

Наша семья пряталась в лесу, но немцы организовывали облавы, прочёсывая лес. Так они схватили всех. Сначала бабушку и дедушку с младшей сестрой Надей, через день маму, папу, ещё одну сестру, брата и меня. Заперли нас в церкви, а утром погнали на территорию Латвии в лагерь смерти Саласпилс.

Страшное было место. Раздели догола, остригли – это называлось дезинфекция. Потом разделили: детей оставили в одном бараке, взрослых мужчин и женщин развели по разным баракам.
Взрослых гоняли на работу, дети сидели в бараке, а стариков сожгли. В лагере был крематорий. Наша младшая сестра видела, как к нему гнали и нашего дедушку. Я помню зловещий вид лагеря, как будто видела его вчера. Высокий забор, в два ряда колючая проволока, огромная труба крематория и черные злые собаки с охраной.

В Саласпилсе я была недолго, может, недели четыре. Потом молодежь, человек триста, перевезли под Новгород. Там мы валили лес и обчесывали деревья. А некоторые строили дорогу. На лесоповале работали с апреля по август 1943 года. Но началось наступление Советской Армии, и нас снова привезли в Саласпилс. Мы были «приписаны» к этому лагерю. Из трёхсот человек в живых осталось меньше половины. Голодали, ели траву, умирали.

Меня поселили в рабочем лагере. Оттуда гоняли на работу к местным хозяевам. Так я узнала, что моя младшая сестра Надя живет у хозяина, а не в лагере. В Саласпилсе я была до конца сентября 1943 года. Потом нас погрузили в «телятники» и повезли в Германию. Семья снова была в одном эшелоне, но уже без дедушки.

Сестра Василина попала в польский лагерь, а все остальные члены семьи в Мюнхен. Там я работала на вагоноремонтном заводе «Фрайман». На работу привозили к шести утра и увозили в шесть вечера. Я убирала мусор и делала всё, что приказывал мастер.

И снова голодала. Кормили нас плохо: немного хлеба и суп кольраби с перцем. Есть хотелось постоянно. Однажды меня и мою подругу Валю Матвееву из Витебска послали в распоряжение немки, молодой, красивой женщины. Мы ездили с ней получать запчасти и инструменты для завода. А когда вернулись, она дала нам булку хлеба. Мы боялись брать, всякие были ранее провокации – обвиняли в воровстве неугодных, сами же давая еду, но она нас уговорила.

Я до сих пор помню, каким вкусным был тот хлеб!
Но нам повезло. Весной 1945 года пришли американские солдаты, и мы получили свободу. Американцы были дружелюбными, вкусно и вдоволь нас кормили и переселили в пустующие дома сбежавших вместе с отступающими войсками немцев. В средине лета мы приехали домой.
Одного желаю: чтобы никому и никогда не пришлось пережить то, что вынесло наше поколение.

Вспоминают дети войны

Барановская Ядвига Станиславовна, д. Межелы.

19 февраля, к обеду, в наши Межелы приехали два немца, полицай и стали собирать людей к кресту в центре деревни. Немцы спрашивали, прячется ли кто-либо в лесу. Нам Бог помог, немец похлопал маму и тётю по плечу: «Идите домой, не плачьте, грейтесь». Решили пойти, пока пускают, а сами думаем: «Будут в спину стрелять».

Дома я стала проситься на печь погреться, но тут прибежали мальчишки, кричат: «Немцы от Росицы на лыжах цепью идут!». Так я в дом и не зашла. Побежали мы снова. Забежали в близкий к дому большой ров. Там было, может, пять лозовых кустов. Все легли и накрылись белыми простынями (носили всегда с собой). Вдруг увидели, что с противоположной стороны, от Кривосельцев, тоже идут немцы, а сзади за ними телега и пулемёт. Из своего убежища мы всё видели и слышали. Выстрелы, крики, загорелась деревня. Папа говорит: «Детки, глядите…Наша хатка горит!». Вот так на моих глазах горела хата, а с ней моя любимая кукла, которую прислала сестра из Ленинграда. Я очень плакала, плачу и теперь.

К вечеру из Межелов на лыжах стали ехать немцы, прямо около нас, через Дубники на Латвию. В Дубниках жили родственники – дядя Костя, тётя Анна, их сын Модест и ещё совсем маленький Савелий. Раздались выстрелы, и мы слышали, как закричали люди. В этой семье убили всех, а Модеста ранили. Он каким-то чудом спрятался в яме и остался жив.

Мы дожили в лесу до апреля. Партизаны советовали перебираться в большие леса. Но пришли полицаи и всех разогнали. Слава Богу, никого не ранили и не убили, все разбежались, кто куда. Я убегала по снегу босиком, обморозила ноги.

После освобождения партизаны дали нам больную лошадь, чтобы привезти маму в Росицу, так как она идти не могла. Жили в подвале, в землянке. В августе умерла мама. Брат – ему было 15 лет – пахал с другом землю, подорвался на мине. Сестра Мария погибла в Ленинграде в 1943 году. В том же году погиб на Смоленщине брат Иосиф. Из большой семьи нас осталось трое.

Деревня наша так и не восстановилась. На её месте поставлен памятник.

Воспоминания записала О. Н. ПАЛЬЧЕХ, работник Сарьянской СШ.

«Накрывались еловыми лапками»

Батуровская Нина Петровна, д. Бураково

Когда началась война, я окончила 1 класс. Хорошо помню это страшное время. Сначала шли через деревню наши солдаты. Потом появились немцы. Мы прятались в лесу, затем в каком-то окопе. Немцы всех собрали и загнали в д. Мышки. Через какое-то время мы смогли вернуться домой. Но дома уже не было — фашисты его сожгли. Не было и отца — он погиб во время немецкого наступления. Постоянно в деревне немецкие солдаты не находились, но бывали, перебираясь через реку в районе д. Дубы.

Несмотря на то, что шла вой-на, мы старались вести свое хозяйство, чтобы было чем кормить семью. Выращивали овощи, а потом прятали их в ямах около леса, чтобы фашисты не отобрали. Так делали почти все жители деревни.

Но люди были разные. Кто-то из местных донёс немцам, что мы спрятали картошку. Немецкие солдаты пришли ранним осенним утром. Несколько мужчин побежали за помощью к партизанам. Те пришли, четверых немцев убили, несколько человек взяли в плен.

В следующий раз немцы появились в начале ноября. Мы успели убежать и спрятаться в болоте. Днём сидели там, а вечером выходили. Мама настилала еловых лапок и укладывала нас спать, накрывала такими же лапками. Было холодно, страшно, но мы радовались, что остались живы. Затем некоторое время жили в Россонском районе. Когда смогли вернуться в свою деревню, увидели, что всё сгорело. Одно пепелище осталось. Но мама не опустила руки и, несмотря на то, что было очень тяжело, потихоньку стали обживаться. Вскоре маме от колхоза дали корову, и жизнь понемногу стала налаживаться.

Война – большая беда. Радуйтесь жизни, тому, что у вас есть. Радуйтесь, что живете в мирное время и ваши родные рядом с вами.

Воспоминания записали:

Л. М. Попкович, учитель Борковичской СШ,
и Л. Репник, учащаяся.

Память поколений: дети войны 

Ольга Николаевна Бохан, Нина Николаевна Ламинская, д. Мартиново 

Мы — родные сестры, родились в Мартиново: я — в 1931 году, а Ольга – в 1930-м. Деревня Мартиново в то время была большой и насчитывала 36 домов. Семьи в деревне тоже были большими. В нашей — 7 человек: отец, мать, старший брат Николай и 4 сестры. До войны мы с Ольгой закончили 3 и 4 класс Бельковщинской школы.

Началась война… Мы, дети, помогали родителям вести хозяйство и выполняли всю посильную домашнюю работу.

Четко врезался в память день 12 июля 1942 года. Наш дом находился в центре деревни. Мы проснулись около 4 часов утра от выстрелов и выбежали на улицу. Отец сказал спрятаться в яме, расположенной за домом. Только успели сделать это, как начался пожар – загорелся дом. Мы, дети, вместе с мамой от страха побежали в сторону кладбища, а отец стал спасать корову, но был убит немцами. Возле кладбища мы увидели труп погибшей от рук фашистов маленькой девочки.

Добрались до деревни Озерники, а оттуда побежали в Бажки, где остановились на ночлег. Рано утром отправились к тете в д. Новинья. Все соседние деревни немцы не тронули. Вскоре нас забрал к себе дядя из Бельковщины. У него мы и прожили до окончания войны.

О том, почему наша деревня была сожжена немцами, мы узнали позже от крестного отца Сковородко Федора. Дело было так: недалеко от железной дороги на лугу в ночном пасли лошадей несколько подростков. Вдруг они услышали взрыв на железной дороге. А в это время шел немецкий эшелон. Испугавшись, дети побежали в деревню. Немцы увидели бегущих в сторону деревни людей и решили, что эту диверсию совершили партизаны. Поэтому немецкие солдаты окружили деревню, стали жечь дома и убивать людей.

О том, почему нам удалось спастись из окруженной немцами деревни, мы тоже узнали из рассказа нашего крестного. Федор, услышав, какая трагедия произошла с жителями д. Мартиново, отправился туда, чтобы узнать, живы ли мы. Подъезжал к деревне со стороны Жовнино, а возле кладбища его остановил немецкий солдат с пулеметом, которому был отдан приказ расстреливать бегущих из деревни людей. Он и сообщил Фёдору, что недавно из деревни бежала женщина с пятью детьми. Немец не смог по ним стрелять, так как у него дома осталась своя большая семья. Именно потому нам повезло — остались живы.

Когда немцы покинули деревню, люди выкопали на кладбище яму и похоронили убитых. Их оказалось 112 человек. Сегодня на месте захоронения стоит памятник.

После войны вернулись в родную деревню. Толокой нам помогли построить дом. Мама стала работать в колхозе «Сталинский путь» конюхом. В школу мы не ходили, так как нечего было обуть и одеть. Работали в колхозе: копали землю, сеяли ячмень, высекали кусты. Потом я 6 лет трудилась на фабрике в Верхнедвинске и снова вернулась в колхоз. Вышла замуж. Сестра Ольга 32 года проработала в колхозе, из них 13 лет – на ферме в Бельковщине, откуда и вышла на пенсию.

Война оставила след на всю жизнь, научила ценить мирное время и каждый прожитый день.

Воспоминания записали Т.М. Милько, учитель Придвинско-Боровской СШ, и учащиеся 7 класса.

Интернет-ресурсы